«Скоро в российском футболе закончатся деньги, олигархов искать все тяжелей»

«Скоро в российском футболе закончатся деньги, олигархов искать все тяжелей»

Взгляд известного спортивного менеджера

"Скоро в российском футболе закончатся деньги, олигархов искать все тяжелей"
фото: Геннадий Черкасов

— Вы уже какое-то время проработали вне большого футбола. Хочется ли вернуться к работе менеджера, генерального директора?

— Да, хочется. Если поступит хорошее предложение, буду его рассматривать. Нет ничего более интересного, чем жизнь в постоянной конкуренции, когда смотришь на турнирную таблицу и оцениваешь, как сработал, как играет твоя команда…

— Своего рода наркотик?

— Да! Помню, работа в ФК «Москва» давала постоянные выбросы адреналина. Никакие казино, никакой Лас-Вегас не могут тебе дать подобные ощущения. Причем это еще и большой, серьезный труд в огромном коллективе, включая не только тренерский штаб, руководство и футболистов, но и всех сотрудников клуба и стадиона. В профессиональном футболе можно найти применение всем профессиям. Но самое главное, что определяет уровень управления футбольным клубом, это селекционная служба. Потому что если она правильно функционирует, происходит гигантская оптимизация всех расходов. Когда в клубе правильные футболисты играют на максимально возможном уровне. Прекрасный пример правильной работы показывал когда-то ФК «Москва».

— Какие недостатки российского футбола вы увидели за то время, что наблюдали за ним не изнутри?

— Профессиональный футбол — зеркальное отражение всех экономических процессов, происходящих в стране. Сейчас нет денег, экономика в стагнации. И в футболе такая же история. Бюджеты клубов сократились. Понятно, что есть 4–5 клубов, которые могут покупать футболистов: «Зенит», «Локомотив», «Спартак», «Краснодар»… Все остальные, даже ЦСКА, не могут позволить себе дорогостоящие приобретения. А у бюджетных клубов еще вот какая существует проблема. В регионе, например, происходит смена власти, приходит новый губернатор и начинает считать, сколько денег из бюджета идет на клуб, и говорит: мне такой клуб не нужен. Люди запланировали какие-то покупки, например, а приходит новый губернатор — и условия меняются.

— Есть ли какой-то выход?

— Выход — уходить от бюджетных денег. Я не исключаю, что серьезные изменения в этой области произойдут после чемпионата мира. Давно уже идут разговоры о том, что надо запретить бюджету финансировать профессиональный футбол: зарплаты, агентов, трансферы. Как это происходит во всем мире. Да, они могут получать определенные преференции от властей, но никак не деньги из бюджета.

— Не останется ли у нас 5–6 клубов, а остальные если не исчезнут, то…

— …они будут жить по средствам! Будут вынуждены зарабатывать деньги.

— У нас найдут местного олигарха и заставят…

— Все тяжелее сейчас искать таких олигархов. Конечно, у местного бизнеса будут преференции. Мы, когда работали в «Москве», — город никак не участвовал в финансах клуба. Стадион только продали, не завышая цену. Но было здорово, что мэр был болельщиком, приходил почти на все наши матчи, сам играл в футбол. Конечно, какие-то вопросы решались из-за этого проще. Но бюджетных денег не было!

Есть различные пути. Боснийский или словенский, например. У клубов там бюджет 1,5–2 млн евро… И что? Футболисты будут уезжать за границу. Раньше ведь все стремились! И клубы зарабатывали на их продаже.

— Наверное, можно провести аналогии с началом 90-х, когда не было бюджетных денег в футболе, и многие уезжали, но тогда работала еще советская школа. А сейчас нет такого количества хороших футболистов…

— Сейчас подросли ребята. Мальчики в 90-х, от которых тренеры ушли торговать на рынок, не могли вырасти в сильных футболистов. Но в 2000-е тренеры вернулись, открылись частные школы, и в результате появились хорошие ребята. Взять краснодарскую школу, спартаковскую… Отличные есть парни! Им бы сейчас не дать пропасть… Вот если денег из бюджета не будет на посредственных иностранцев, то они будут играть. И дорастут до высокого уровня!

"Скоро в российском футболе закончатся деньги, олигархов искать все тяжелей"
фото: Геннадий Черкасов

— Лимит на легионеров будет в помощь? Или молодые естественным образом дойдут до состава, если не будет денег?

— Знаете, Виталий Мутко отчасти прав, когда говорит, что пока большая часть клубов кормится за бюджетные деньги, то Минспорта и будет диктовать свои условия. В Турции, например, нет лимита на легионеров, но за каждого турка в составе лига платит клубу 30 тысяч евро.

— А расширение премьер-лиги, на ваш взгляд, в условиях ухода от бюджетных денег возможно? И нужно ли?

— Думаю, нужно! Появятся дополнительные возможности для молодежи, им будет где играть. А потом, что-то надо будет делать с теми стадионами, которые построили к чемпионату мира. Будет ли востребован стадион в Мордовии? Там команда играет во второй лиге. Или в Нижнем Новгороде? В Волгограде? В этом плане надо серьезно работать. Надо создавать нормальные команды!

— Если увеличится премьер-лига, то возрастет число матчей, а как составлять календарь в холодных российских условиях?

— У нас появляются нормальные стадионы с обогревом, так что не должно быть проблем. И надо будет играть как в Англии — раз в три дня.

— Но тогда проблемы будут с посещаемостью: в выходные-то никто не ходит, а уж в будни…

— Если люди будут приходить в комфортные условия, если будут места, где можно посидеть, пообщаться, если будет нормальная логистика… А не как после матча с Аргентиной, когда болельщики по полтора часа до метро добирались. Ощущение было, что война с марсианами началась. Сотни сотрудников Росгвардии в черных шлемах вокруг. Причем максимально сузили проход — из 50 рядов для движения толпы сделали пять. Это зачем?!

— Комфортные условия, не идеальный, но приемлемый проход на стадион, хорошая еда, развлечения — на «ВЭБ-Арене» все это есть, но ЦСКА так и недосчитывается своих зрителей…

— Над увеличением посещаемости надо работать. Мы в свое время в «Москве» делали программы «Приведи на футбол маму», ходили по школам, наши футболисты привлекали людей на матчи… Работать надо не с теми, кому 15–17 лет, — они уже определились. А с теми, кому 7–8 лет, чтобы они приходили с родителями. Да, это долгосрочная перспектива, но она даст дивиденды через годы, когда эти мальчишки вырастут и смогут приносить деньги.

Сейчас: пришли болельщики — хорошо, не пришли — еще лучше, все спокойно, тихо. Денежки-то все равно капнут. А когда клубы вынуждены будут зарабатывать, им придется считать каждого зрителя, каждую проданную майку и каждый хот-дог.

— Люди также хотят видеть качественный футбол. А если клубы будут выживать с копеечным бюджетом, каких футболистов они смогут себе позволить?..

— Да, у футболистов будут маленькие зарплаты. Но у них также будет стимул играть лучше, чтобы уйти в клуб повыше, чтобы уехать, о чем вы с вами уже говорили. И потом, если у нас будут хорошие поля… А сейчас появляются технологии, позволяющие поддерживать газон в хорошем состоянии. Знаете, почему в Англии такой потрясающий футбол? Я, когда работал в «Ростове», организовал матч с «Портсмутом» в Англии. Так я своих футболистов не узнал! Они стали играть в два раза быстрее. Потому что великолепный газон, не нужно тратить время на обработку мяча, все делается в два-три касания. Газон — она из составляющих хорошего зрелищного футбола.

— Ну понятно, что зарабатывание денег — это наивысшая цель, но в наших условиях практически недостижимая. Клубы будут вынуждены искать инвесторов. А вы сами сказали, что все тяжелее и тяжелее находить тех, кто готов вкладываться.

— Сейчас — да! Я недавно встречался с Алексеем Учителем, режиссером. Он собирается делать фильм об Эдуарде Стрельцове и приглашал меня сопродюсером. Речь у нас зашла о том, что кино и футбол очень похожи. Там — продюсер, тут — генеральный менеджер. Там — режиссер, тут — тренер. Там — актеры, тут — футболисты. А беда одна и та же: все, кто вкладывает деньги, обратно ничего не получают. Инвесторы приходят только тогда, когда есть возможность заработать. А у нас не работают законы экономики, законы бизнеса. Но клубы должны будут крутиться и вертеться, и когда законы бизнеса вступят в силу, пойдут и инвесторы. Клубы могут зарабатывать на продаже телеправ и привлекать средства из букмекерского бизнеса.

— Все равно непонятно, что может привлечь инвестора в клуб-середняк…

— На выставке «Футбол-маркет» одним из спикеров был Александр Толстиков, предприниматель, недавно купивший португальскую «Лейрию». Его тема — «Мотивация акционера при покупке малобюджетного футбольного клуба». Так вот, его пример — ответ на ваш вопрос. Недавно они продали футболиста в «Бенфику», еще кого-то продали. Так потихоньку и зарабатывают. Играли в третьей португальской лиге, сейчас выходят во вторую. Так и до первой доберутся.

…Напоследок мы спросили Белоуса как человека, открывшего, по сути, для российского футбола Леонида Слуцкого: насколько проект «российский тренер в английском клубе» жизнеспособен? Это было до отставки Леонида Викторовича — тем весомее ответ звучит сейчас:

— Слуцкий пришел в клуб, который распродал всех игроков, и у него пришли 10 новых футболистов. Лидеры один за другим травмируются… И понятно, что быстро построить команду трудно.

Но давайте посмотрим, как работал Слуцкий раньше. В «Москве» он начал работать, когда клуб уже был очень крепкий. Каждое трансферное окно мы покупали в каждую линию по сильному игроку. Такая же история у него была в ЦСКА. Все, кто играл, были взяты при Газзаеве. Он никогда не строил команду заново. Он брал готовую, развивал, но не строил.

Получится ли сейчас? А насколько он сможет держать удар? Это, на мой взгляд, его самая слабая сторона — неумение сопротивляться давлению. У него была сложная ситуация в ЦСКА, но там был Гинер, который все брал на себя. В «Москве» — та же самая история. А вот в сборной такого не было, и как сложно было ему отвечать на нелицеприятные вопросы, когда вокруг — десятки камер и микрофонов! В любом случае он молодец, что туда поехал…

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

девять − четыре =